Почему СССР сходил с ума по лётчицам-рекордсменкам: история экипажа «Родины»

РИА Новости

В 1938 году три лётчицы сели в самолёт, на котором планировали побить женский мировой рекорд – по дальности полёта. Самолёт по имени «Родина» должен был без посадки пролететь около шести тысяч километров. От Москвы до Дальнего Востока. Лётчицами были Валентина Гризодубова (за командира), Полина Осипенко (за второго пилота) и Марина Раскова (за штурмана). Рекорд они побили, но без смертельно опасных приключений дело не обошлось.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Время полёта, видимо, рассчитывали без учёта метеоусловий. Облачность была такая, что было не видно ни земли, ни неба, а стёкла стали обледеневать. Самолёт пришлось поднять и вести на высоте свыше семи тысяч километров. Это означало, что, во-первых, экипаж сидел в кислородных масках… И, во-вторых, топливо расходовалось намного быстрее, чем если бы «Родина» летела на нормальной (для тех лет) высоте.

Немного помогало только то, что лётчицы оседлали попутный ветер.

Ко всем бедам отказала рация. Экипаж не получил сигналы радиомаяков и не свернул вовремя к Хабаровску – первоначальной цели. Лётчицы поняли, что улетели куда дальше, чем предполагалось, когда в облаках показался просвет, и они смогли рассмотреть местность. Топливо стремительно кончалось, и Гризодубова приняла решение об аварийном приземлении. При таком приземлении штурману, чья кабина находилась внизу на носу, грозила смертельная опасность, и Раскова получила приказ прыгать с парашютом.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РИА Новости
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В итоге Гризодубову с Осипенко спасли быстро, а вот Раскова полторы недели блуждала по тайге и болотам с двумя шоколадными плитками в кармане и чудом осталась жива. Конечно же, её искали – как и она искала свой экипаж или какой-нибудь населённый пункт, но шансы, что Раскова останется в живых, были эфемерны. Тем не менее, она спаслась, и лётчиц чествовали не только как рекордсменок, но и как героинь, не растерявшихся в трудной ситуации.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Откуда взялись эти три отважные женщины и что с ними было после их общего рекорда?

Даты, в которые укладывался этот перелёт, заставляет вспоминать, что они не могли не пережить Гражданскую войну и следующие за ней бедствия – и что вскоре они должны были войти прямо в ад Великой Отечественной войны. Это не считая потока репрессированных, в который могла влиться любая из них – или в котором могли сгинуть их близкие…

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Осипенко: от официантки до рекордсменки

В кино об американской мечте официантка из кафешки рано или поздно становится звездой кино. Путь Полины Осипенко был очень похож: от официантки в столовой авиационной школы до звезды авиации. Хотя, конечно, путь этот начался куда раньше. В селе, где родилась Полина (тогда ещё Дудник), никакой такой авиации не было. Там были хаты, курицы, коровы… А девочку звали Пелагия, как крестили по святцам.

Крестьянской дочери, девятому ребёнку в семье, ничего особенного в жизни не светило. Выйти бы замуж поудачнее, вести хозяйство покрепче. Революция в этом плане мало что изменила. Вместо того, чтобы поскорее замуж выйти, Пелагия закончила курсы по птицеводству и стала заведующей колхозной птицефермы. И замуж пошла уже с этой должности.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Марина Раскова и Полина Осипенко, РИА Новости
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В авиацию Пелагию-Полину втянул муж, её односельчанин, Степан Говяз. Сначала сам в эту авиацию ушёл, а потом и жену позвал – и к себе на место службы, и к полётам готовиться. Полина пошла с его подготовкой на экзамены в Качинскую школу лётчиков… и провалилась. Вот тогда она и придумала устроиться подавальщицей в столовую при школе. Всё ближе к небу.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
А ещё – питание по учебным площадкам развозили на небольшом самолётике.

Водили самолёт лётчики, а подавальщица должна была только на месте разложить по мискам еду. Но Полине разрешали «подержаться за штурвал». Так полёт за полётом она выучилась летать безо всякой школы. Инструктора-то были те же! И сдать экзамен со следующей попытки теперь труда не составило. Надо ли говорить, что принимали его всё те же лётчики, что показывали Полине, где и что в самолёте включается?

Однако позже сложится легенда (точнее, официальная версия), что Полина в авиацию пришла совсем по-другому. Сначала в селе совершили вынужденные посадку два самолёта, и одним из них, к изумлению жителей села, управляла девушка. А потом, уже в столовой лётной школы, Полина будто бы увидела самого Ворошилова и попросила разрешения учиться. Он и отдал приказ о зачислении. Зачем нужна была эта легенда и куда из неё делся муж Полины?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РИА Новости
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Дело в том, что Степан Говяз был репрессирован в тридцать шестом году. Его след потерялся в исправительно-трудовых лагерях; осталось только письмо Степана к полининой матери. Многие другие документы были уничтожены. Ещё до ареста, когда Полину стали готовить в рекордсменки (не с нуля, конечно – а как наиболее подходящую кандидатуру), его перевели под Ростов-на-Дону, а брак расторгли, подобрав ей более подходящую для биографии личность – тоже лётчика, героя войны в Испании Александра Осипенко.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Чем не угодил Говяз и за что его в конечном счёте отправили в лагеря, остаётся загадкой.

Понимала ли Полина, что точно происходит – точно такая же загадка.
Перед рекордным полётом на «Родине» она установила три полётных рекорда лично. А после «Родины»… погибла. Отрабатывала полёты вслепую во время учебно-тренировочных сборов – и разбилась вместе со вторым членом экипажа, популярным лётчиком Серовым, мужем актрисы Валентины Серовы. Степан жену пережил. В сорок первому году он ещё пишет из лагеря домой, что вот-вот выйдет на свободу; Полина же погибла в тридцать девятом.

Гризодубова: когда небо у тебя в крови

Отец у Валентины был лётчиком, одним из первых в Харькове. В небо она поднялась в первый раз уже в два года. На отцовском аэроплане, привязанная к нему ремнями. Обеспечила этот праздник души мама-модистка. Она обшивала горожанок, и на эти деньги семья не только питалась, но и летала. По крайней мере, папа летал.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РИА Новости
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сама Валентина взлетела впервые в четырнадцать. Стоял уже двадцать третий год, и подростков массово поощряли к занятиям авиацией и парашютным спортом. Валентину и поощрять было не надо. Небо было её стихией. В девятнадцать она из-за этого бросила Харьковский технологический институт. Почему? Как лётчице, ей в Харькове было уже некуда расти – и она рванула в Тулу. В лётно-спортивную школу ОСОАВИАХИМа. За этой школой новая, лётчиков-инструкторов. И через год обучения в ней – работа по специальности.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
В двадцать пять лет Гризодубову позвали в агитэскадрилью. То есть – летать по всем концам страны с просоветской агитацией.

Агитация была в те годы разная: отдайте детей в школы, вступайте в колхоз, выдвигайте женщин на значимые посты… Обычно агитировал не сам лётчик, а его пассажир (очень часто – пассажирка), везущий с собой соответствующий агитматериал: плакаты, брошюры, листовки с цитатами законов, ну и, конечно, просто написанную от руки лекцию, если в голове не держалась.

Агитэскадрилья была для Валентины просто чудом. Это не новичков над учебными аэродромами катать. За два года она побывала на Памире, на Кавказе, в Узбекистане – в общем, в дальних для девочки из Харькова краях. И свою любовь нашла за эти два года – лётчика-испытателя Соколова. Чтобы родить общего сына, пришлось прервать на некоторое время полёты. Дома, видимо, Валентине очень не терпелось, так что, когда удалось вырваться из мира пелёнок и кашек, она немедленно пошла на рекорды.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Весь тридцать седьмой год был для неё годом рекордов. Пять! Мировых! Авиационных! Для женщин. Полёт на «Родине» над родиной должен был стать шестым. И стал. И после первых-то рекордов она была довольно знаменита, но после жуткой истории о почти потерявшемся в облаках самолёте, о перелёте от сердца страны до края, после статей и радиорепортажей она стала примерно такой же суперзвездой, как позже – покорительница космоса Терешкова.

РИА Новости
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В первый же день войны попросилась на фронт. Даже потребовала. И получила отказ. От советской авиазнаменитости требовались не фронтовые подвиги. Требовалось стать знаменем, иконой – как угодно – для советских граждан. Поэтому товарищ Гризодубова (кстати, немедленно вступившая в партию) очутилась во главе Антифашистского комитета советских женщин, затем, в нагрузку, в составе комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков (такая начала работу уже в 1942 году).

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
И только после этого – командующей 101-м авиаполком Авиации дальнего действия.

Авиаполк летал на Ли-2, изначально – пассажирско-транспортных самолётах. Собственно, и исполнять он должен был изначально транспортные миссии, но вскоре задачу дополнили бомбёжкой вражеских объектов. Вот это Гризодубовой было по душе! Она лично за год совершила двести боевых вылетов, причём больше половины – ночью, за что получила звание полковника.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Вот только на полк постоянно жаловались, и на полковника его тоже. Дисциплина у полка оказалась никакущая. И на земле, и на небе – там лётчики ставили рекорды по количеству лётных происшествий, причём никак не связанных с боевыми действиями. Ещё бы: ведь и самой Гризодубовой дисциплина была чужда. Слишком у неё кровь была горяча.

После войны она стала заместительницей начальника (по лётной части) в Институте приборостроения. Её подразделение проводило испытания радиоэлектронной аппаратуры для самолётов, и Гризодубова постоянно сама садилась за штурвал на испытаниях. Это было ей и интереснее, и понятнее, чем начальствовать. В конце концов она даже добилась того, чтобы был создан отдельный Научно-исследовательский лётно-испытательный центр. Конечно же, она же им и управляла.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Телеведущая Валентина Леонтьева (справа) и Герой Советского Союза, летчица Валентина Гризодубова, РИА Новости
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Увы, не всё в её жизни шло гладко. С мужем ей пришлось развестись – есть версия, что он стал крепко выпивать. Той же проблемой страдал и сын, которого Гризодубовой довелось пережить. Из центра через девять лет службы её «ушли» обратно в НИИ. Там она и проработала до самой смерти.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Раскова: уйти, провожая ночных ведьм

Ни так же далеко от неба, как Осипенко, ни так же близко, как Гризодубова – Марина Малинина родилась где-то посередине, в семье оперного певца и учительницы. В экипаже она была младше всех – Гризодубова родилась в девятом году, Осипенко в седьмом, а Марина в двенадцатом. Революция пришлась на её пять лет и мало оставила о себе памяти. А через два года после её отца сбил на улице лихач на мотоцикле.

РИА Новости
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Вот это было очень сильным поворотным событием для маленькой Марины…

После школы будущая лётчица поступила в консерваторию. А как ещё? Голос и слух ей достались от отца, любовь к музыке – тоже. А параллельно, чтобы не висеть на шее у матери, она нашла работу практиканткой в лаборатории анилинокрасочного завода. Симпатичную молоденькую лаборантку заметил инженер завода, Сергей Расков. Выходили в те времена замуж стремительно. В неполные восемнадцать лет Марина стала женой. В девятнадцать – матерью. В двадцать три – разведённой. Дочь осталась с куда более обеспеченным отцом, и Раскова стала воскресной мамой.

Чтобы поменьше пересекаться с бывшим (возможно), ушла с завода в Военно-воздушную инженерную академия Жуковского, опять в лабораторию. Именно там она заболела небом. Теперь у неё появилась цель, и к этой цели шаг за шагом она пошла. Выучилась на штурмана, на лётчицу. И, конечно, перед тем, как оказаться отобранной на «Родину», она совершила ещё четыре рекордных полёта.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РИА Новости
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Хотя позже Гризодубова рассказывала, что Раскову взяли на борт только потому, что она была НКВД-шницей (работала в этой структуре лётным инструктором), на деле отбирали лётчиц по другим признакам. Штурманом-рекордсменкой Раскова в стране была единственной. Других кандидатов на её место на «Родине» просто не было.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

После перелёта перед Расковой поставили новую задачу: как участницу самой захватывающей части истории – написать о себе книгу. Вышли «Записки штурмана» в «Молодой гвардии», издании, которое специализировалось на детско-юношеской литературе. Книга должна была вдохновлять советских девушек, но раскупали её все слои населения – Раскова для людей была женской версией Чкалова, главной звезды авиации и газетных новостей в то время.

Когда началась война, Раскова использовала свою невероятную популярность, чтобы добиться от Сталина формирования женского авиаполка. Того самого, который позже будут вспоминать – по прозвищу, данному испуганными их тактикой фашистами – как «Ночные ведьмы». Проект по сути изначально был Евдокии Бершанской, ещё одной летчицы, но без веса и энтузиазма Расковой пробить бы его не удалось.

Всего женских авиаполков сформировано было три.

Сама Марина по большей части была занята административной работой – выбивала для своего полка более новые самолёты, например. Сама она разбилась, вылетев вслед отправленной на фронт под Сталинград эскадрилье. Во время вылета Раскова заняла место пилота, и это решение оказалось роковым.

Марина Раскова с дочерью, РИА Новости

Как лётчица она была недостаточно опытна для погоды, с которой столкнулась в полёте – сильным ветром и пургой. Её самолёт разбился на берегу Волги. Вместе с Расковой погибли два члена экипажа и пассажир-инженер. Раскову сопровождали два задержавшихся экипажа с более опытными лётчицами – они тоже пошли на посадку из-за пурги, но уцелели.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть